Информационный терроризм Кремля…

Негативное информационное влияние Кремля даже на пятом году гибридной войны направлен на достижение результативности. Последний яркий пример - интерпретация эскалации у Керченского пролива как «договорняка между Путиным и Порошенко». И это при том, что сейчас украинское общество как никогда опытный в вопросах информационных войн, манипуляций и пропаганды. Почему же тогда действия Кремля в информационном пространстве Украины до сих пор активны? Ответ следует искать в том, что с начала 2017 Кремль изменил стратегию информационной войны против Украины.
Для начала надо различать две глобальные стратегии информационной войны.
Первая стратегия - конструктивное влияние, который еще называют мифодизайном. Его суть заключается в конструировании смыслов, формировании месседжей и общего нарратива воздействия. Это позволяет создавать в медиа-пространстве политические субъекты и псевдосубьекты. Например, «государства» и сепаратистские анклавы: Нагорный Карабах, Приднестровье, Южная Осетия, Абхазия, «ЛНР», «ДНР» и другие.
С 2014 по 2016 годы Кремль активно занимался в Украине конструктивным влиянием (мифодизайном), целью которого была установка и распространение концептов «русского мира» и «Новороссии». Однако эта стратегия Кремля потерпела крах, поскольку была слабо поддержана русскоязычным населением Украины. С тех пор концепты «русского мира» и «Новороссии» были заархивированные и ожидают более удачной возможности для реализации.
Поэтому, с 2017 Кремль системно реализует другую стратегию информационной войны - деструктивное влияние. Причем, крайнюю форму этого влияния - информационный терроризм, имеющий целью дефрагментацию и уничтожения фундаментальных общественных смыслов, традиций, верований и даже правовых норм государства-противника, а также выработки хаоса, ужаса и беспорядка. То есть Россия по Украине пока не производит активно никаких конструктивных смыслов, связанных с Россией - известный мем-выражение «мы же братья» уже в прошлом. РФ сфокусировалась исключительно на деструктивной стратегии информационного террора против Украины. Кремль требует, чтобы украинцы начали массово терять патриотизм, морально отчуждать родину и предавать свою страну в различных формах: физически (эмигрировать), интеллектуально (работать на другое государство) или духовно (ощущать свою принадлежность, скажем, к «русского мира»). В результате, чтобы сознательные граждане превратились в аморфное население, а страна с собственной идентичностью - на территорию. Важную роль в этой стратегии Кремля играет конструирование искусственных гибридных концептов, назначением которых является провокация беспричинной паники и агрессии, массовых психических заболеваний, множественных психических травм и тотальная деморализация населения. Для этого применяется так называемое «боевое нейролингвистическое программирование». Реализация действующей стратегии Кремля происходит с помощью значительного количества «украинских» источников информации - спикеры-эксперты, бот-сети, политические силы, которые, прикрываясь оппозиционной, националистической, правозащитной или антикоррупционной риторикой, на самом деле проводниками информационного террора Кремля.
В условиях, когда Россия экспортирует информационный терроризм, Украине следует менять стратегию, с выработкой контр-месседжей и контр-нарративов, а также с асимметричным «отражение», что было успешным для деконструкции концептов «русского мира» или «Новороссии». Нужно противодействовать неким «смыслам кремлевского влияния», тогда как эти смыслы в информационном терроре Кремля вообще отсутствуют на сегодняшний день.
В такой ситуации действенная стратегия украинского общества по противодействию информационному терроризму Кремля должна содержать два базовых направления:
1) Обеспечение конструктивного мифодизайну внутри Украины.
Это означает усиление собственных смыслов, мировоззренческих и ценностных установок, связанных с Европой и западной цивилизацией, национальных идентичностей в формах украинской истории, украинской музыки, украинского кино и тому подобное.
2) Игнорирование информационно-террористических атак Кремля.
Зато, выработки собственных атак на информационное пространство врага и создания ему больших «проблем», которые будут отвлекать и не будут позволять сосредоточиться на информационном терроре против Украины. Ведь то, что врагу кажется его преимуществом - например, монопольный контроль государства над пропагандистскими федеральными телеканалами - является одновременно и его слабостью, подогревает интерес к альтернативной точки зрения и альтернативных медиа.
+ 0 -